Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) icon

Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев)



НазваниеМножественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев)
Курске Владислав Сергеевич
Дата конвертации02.12.2013
Размер328.44 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
скачать >>>


Московский государственный институт

международных отношений (Университет)

Министерства иностранных дел Российской Федерации


На правах рукописи


Курске Владислав Сергеевич


МНОЖЕСТВЕННАЯ ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ)




Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии


Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук


Москва 2011


Работа выполнена на кафедре социологии Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) МИД РФ


^ Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Мнацаканян Мкртич Оганесович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Маликова Наиля Рамазановна

кандидат социологических наук

^ Арутюнова Екатерина Михайловна


Ведущая организация: Российский Государcтвенный

Социальный Университет


Защита состоится «24» июня 2011 года в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.04 по социологическим наукам в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД РФ по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76, ауд. 2126.

Автореферат размещен на официальном сайте МГИМО (У) МИД России по адресу www.mgimo.ru «23» мая 2011 г.


С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки МГИМО МИД РФ по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76.


Автореферат разослан «23» мая 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,
доктор социологических наук, профессор



А.В. Носкова

^

I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы. Проблематика этнической идентичности является значимой для современной социологической теории.
Неослабевающий интерес и пристальное внимание зарубежных и отечественных исследователей к вопросам межнациональных отношений свидетельствует об остроте этой темы. Отметим, что наблюдающиеся в последние десятилетия процессы глобализации внесли заметные изменения в природу феномена этнической идентичности. Интенсивные процессы смешения и наложения культур делают актуальным вопрос сохранения традиционных этнических идентичностей. Увеличивается доля людей, считающих себя представителями не одной, а двух и более этнокультур, воспринимающих и/или использующих в качестве родного несколько языков. Возрастающая социальная мобильность населения делает группы таких людей все более многочисленными.

Этническая и культурная полифония являются отличительными чертами и социальным ресурсом современной Российской Федерации. Учитывая тот факт, что на текущий момент не существует отдельного ведомства по «национальному вопросу», необходимо пристальное внимание исследователей и общественности к данной проблематике. Существует научная потребность диагностировать ситуацию в этой сфере, проводить мониторинги по ключевым проблемам межгрупповых взаимодействий и контактов, дабы избежать негативного сценария их развития.

Высокая степень включенности России в глобальные миграционные потоки формирует наряду с традиционными диаспорами (среди них: евреи, армяне, греки, немцы и т.д.) все новые этнические общности с множественной этнической идентичностью. Исследование идентичности представителей «старых» диаспорных групп становится значимым интеллектуальным ресурсом для оптимизации процесса адаптации новых мигрантов. Исходя из логики данной диссертации, практическая часть является доказательством эвристической значимости предлагаемой нами методологии исследования множественной этнической идентичности. Российские немцы избраны для апробации неслучайно: являясь одним из наиболее крупных этнических меньшинств в стране (597 тыс. чел.)1, они имеют продолжительный и многообразный опыт взаимодействия с инокультурным окружением. В тоже время полученные эмпирические данные обладают самостоятельной значимостью и ценностью, особенно в силу того, что тема этнического возрождения немецкого меньшинства продолжает быть актуальной в контексте российско-германского межгосударственного сотрудничества.

В России формирование множественных этнических идентичностей имеет историческую традицию. Миграционные процессы и межнациональные браки обусловливают наложение культурных и этнических полей и формируют у определенной категории россиян множественные идентичности. Теоретическая актуальность диссертационной работы связана с необходимостью концептуального осмысления этого феномена.

^ Степень научной разработанности проблемы исследования.

Этническая идентичность является междисциплинарной проблемой. Наряду с социологией этой темой занимаются философия, культурная антропология, психология и другие науки. Отличительными особенностями социологического подхода являются специфические эмпирические методы и методики исследования, а также трактовка этнической идентичности как социального явления и процесса.

Сформировавшиеся подходы к интерпретации природы этничности делятся на три направления2:

1. Эссенциализм (примордиализм). Сторонники этого направления (П.И. Кушнер, С.А. Арутюнов, Ю. В. Бромлей, Л.Н. Гумилев, В.И. Табаков, В.Д. Соловей, Н.Н. Целищев, Э. Смит, К. Гирц, К. Калхун и другие) придерживаются мнения об изначальной (примордиальной) этничности человека. В рамках этого подхода выделяются два направления: социобиологическое и эволюционно-историческое. Сторонники первого направления предложили понимать исследуемое явление как расширенную родственную группу людей3 или как определенную форму взаимодействия людей с природой, определенным ландшафтом4. Эволюционно-историческое направление рассматривает этничность как продукт культуры и истории, а этнос определяется как исторически возникшая человеческая общность, обладающая целым комплексом объективных атрибутов - территорией, языком, религией, бытом, культурой и т.д.5

2. Конструктивизм. Его придерживается большинство западных социологов и антропологов, а также некоторые современные российские ученые. Главная роль здесь отводится субъективной, а не объективной стороне этнического бытия (территории, культуре). Суть конструктивизма заключается в том, что этнические общности определяются как "воображаемые", существующие в "головах" людей и возникающие в результате целенаправленных усилий индивидов и создаваемых ими институтов, соответственно, этничность понимается как социальный конструкт. Сторонниками этого течения являются Б. Андерсон, Э. Геллнер, Ф. Барт, Э. Хобсбаум, М. Биллиг, Ф. Барта, из отечественных ученых В.А. Тишков, В.М. Воронков, В.С. Малахов, О. Бредникова. Значимой темой исследований в рамках данного направления является процесс воспроизводства этничности, роль элит в конструировании общности и поддержании ее границ.

3. Одной из вариаций конструктивизма является инструментализм. К приверженцам этого направления можно отнести Л.М. Дробижеву, М.Н. Губогло, Ю.В. Арутюняна, В.А. Ядова, А. Коэна, К. Дойча, Х. Ортега-и-Гассета, и других исследователей. Членство в этнической группе рассматривается ими как средство достижения более комфортного состояния, способ преодоления отчуждения и как один из мощных ресурсов в политической мобилизации группы, помогающий этнической элите (этнократии) реализовать собственные интересы. Изучение этнической идентичности в качестве значимого инструмента политической борьбы и экономической конкуренции представлено в ряде крупных полевых исследований6.

Данные подходы имеют определенные ограничения, поэтому появляются аналитические работы, направленные на интеграцию, синтез примордиальной, инструменталистской и конструктивистской методологий. О необходимости интегрального толкования нации пишут М.О. Мнацаканян7, И.Ю. Заринов, Б.Е. Винер, А.М. Монаков, Дж. Фишман и другие8. Однако, отметим, что интегралисткая методология находится на начальном этапе своего формирования.

Так как диссертационное исследование фокусируется на идентичности российских немцев, охарактеризуем степень разработанности этой проблематики. Изучением российских немцев занимаются несколько крупных научных обществ и институтов9, среди них: Международная ассоциация исследователей истории и культуры российских немцев (МАИИКРН), Германский исторический институт в Москве, Институт культуры и истории немцев в Северо-Восточной Европе, Университет Виадрина (Франкфурт-на-Одере) и др.

Большое число работ посвящено языкознанию и диалектам российских немцев. В 1960-1980-е годы успешно работал Омский научно-исследовательский центр изучения немецких диалектов. Его наследником стал открытый по инициативе В.А. Дятловой10 в 2008 году Красноярский диалектологический центр11. В Барнауле продуктивно работает Алтайская школа филологических исследований, признанным лидером которой является Л.И. Москалюк12. В то время как в Новосибирске сформировалось социально-психологическая направление (вдохновителем выступает Э.Р. Барбашина13), а в Омске – этнографическая школа изучения проблем российских немцев, руководителями которой являются Н.А. Томилов и Т.Б. Смирнова14.

Анализ публикаций и монографий о российских немцах выявил «пробелы» в изучении немецкой диаспоры в России. Так, вопросы истории и религии различных групп немецкого населения довольно подробно описаны в научной литературе. В то же время собственно социологическая проблематика конструирования и воспроизводства идентичности освещена недостаточно.

Цель диссертационного исследования: на основе анализа теоретических подходов к феномену этнической идентичности обосновать социологическую методологию исследования множественной идентичности у диаспорных групп. Исследование российских немцев является способом верификации предложенной методологии. При этом нам предстоит максимально полно и подробно охарактеризовать и проанализировать этническую идентичность российских немцев как сложный социальный процесс конструирования «образа себя».

В ходе достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  1. систематизация категориально-понятийного аппарата и определение понятия множественной этнической идентичности в условиях глобализации;

  2. определение методологического подхода к изучению множественной этнической идентичности на основе критического анализа теорий идентичности;

  3. разработка методики исследования множественной этнической идентичности;

  4. выявление основных маркеров множественной этнической идентичности у российских немцев;

  5. изучение типов самоидентификации носителей множественной этнической идентичности;

  6. анализ функций национальных общественных организаций.

Объектом диссертационного исследования выступает множественная этническая идентичность.

Предметом является методология исследования множественной этнической идентичности.

Гипотеза диссертационного исследования: методология изучения множественной этнической идентичности основывается на принципах конструктивизма, позволяющего учитывать ключевые характеристики этого явления (ситуативность, релятивность, динамичность и инструментальность).

^ Теоретико-методологические основы исследования.

Выделим три составляющие теоретико-методологической основы исследования:

Первое, концепции природы и ключевых характеристик этнической идентичности отечественных и зарубежных социологов и социальных антропологов15 (Э. Геллнер, Б. Андерсон, Ю.В. Бромлей, М.О. Мнацаканян, В.А. Тишков, В.С. Малахов, Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева, А.А. Сусоколов, Т.Г. Стефаненко).

Второе, методологические подходы к изучению мигрантов и межнациональных отношений Чикагской школы американской классической социологии16, среди которых Р. Парк, Д. Левайн, Э. Стоунквист, А. Антоновски, М. Голдберг. Их концепции адаптированы нами для современных российских условий. Методологию исследования дополняет феноменологический подход А. Щютц17.

Третье, методология исследования диаспорных сообществ18: азербайджанцев (Н.Р. Маликова, О.Е. Бредникова, О.В. Панченков) корейцев (Г.Н. Ким, О. Нацуко), финнов-ингерманландцев (О.Э. Давыдова), греков (Ю.В. Иванова, М.А. Аствацатурова), поляков (Е. Новицка, Л.Р. Скреминская), чеченцев и ингушей (М. Поль), французов (С.В. Пригожина), хорватов (Я. Ч. Жмегач) и многих других. А также многочисленные материалы по теме «традиционных» диаспор: евреев (Ц. Гительман, В.В. Червяков, В.Д. Шапиро, М.О. Мнацаканян) и армян (М.О. Мнацаканян, Л. Абрамян, Э. Мелконян).

^ Методы исследования. В теоретической части диссертации основными методами являются историко-социологический, ценностно-нормативный подходы, системный и общенаучные методы – синтез, сравнительный анализ, сравнение, типологизация, генерализация. Методы сбора эмпирических данных: анкетный опрос, полуформализированные (полуструктурированное) интервью, фокус-группы, метод исследования конкретного случая (case-study).

^ Эмпирическую базу работы составляют результаты социологического исследования «Немцы современной России» (2009 г.), проведенных при участии автора. Программа проекта (руководители: д.и.н. Смирнова Т.Б., Курске В.С.) включала анализ ключевых маркеров этнической идентичности российских немцев, их языковых практик и миграционного потенциала, а также разработку рекомендаций правительствам РФ и ФРГ, заинтересованным ведомствам и организациям, осуществляющим поддержку этнокультурного возрождения российских немцев. Опрошено 1500 человек. Выборка квотная, целевая.

^ Научная новизна диссертационной работы:

  1. Предложено определение множественной идентичности.

  2. Раскрыты исследовательские возможности конструктивистского подхода для социологического изучения множественной идентичности.

  3. Разработана и апробирована авторская концепция эмпирического исследования множественной этнической идентичности.

  4. Выявлены основные этнодифференцирующие и этноконсолидирующие маркеры множественной этнической идентичности.

  5. Определены типы самоидентификации носителей множественной этноидентичности.

  6. Выявлены новые функции «этнических» организаций и их значимость для воспроизводства групп с множественной этнической идентичностью.

На защиту нами выносятся следующие положения:

  1. Под множественной этнической идентичностью понимается отнесение себя индивидом или группой к двум и более этническим культурам. В условиях глобализации и миграции населения увеличивается доля людей с множественной этнической идентичностью. Наряду с «традиционными» диаспорами, такими как евреи, армяне, греки, немцы и так далее возникают новые этнические сообщества с многоуровневым самосознанием, интегрирующим различные элементы гражданской, региональной, конфессиональной и этнической идентичностей. Данные этнические процессы превращают проблематику множественной идентичности в значимый исследовательский вопрос современной социологии. Изучение опыта «традиционных» диаспорных групп и, в частности, российских немцев позволяет выделить ключевые особенности и типы самоидентификации людей с множественной этноидентичностью.

  2. Из трех проанализированных направлений (конструктивизм, примордиализм и инструментализм) конструктивистская методология имеет наибольший исследовательский потенциал изучения множественной этнической идентичности. Данный подход позволяет анализировать множественную этноидентичность через призму ситуативности, релятивности и инструментальности.

  3. Предложен алгоритм описания и анализа этнической идентичности диаспорных групп, включающий следующие основные элементы:

1. Описание типов этнической идентичности, распространенных среди представителей данной этнической группы.

2. Выявление этнодифференцирцющих и этноконсолидирующих маркеров: языковые практики, история, религия, культура и т.д.

3. Оценка характера взаимоотношений и уровня конфликтности данной этнической группы с государством и обществом в стране проживания и с «внешней» Родиной (для российских немцев ею является ФРГ);

4. Социологическое исследование «этнических» организаций как институциональных форм проявления этнической идентичности, их функций, потенциала и степени эффективности.

4. Множественная этническая идентичность интегрирует элементы двух и более этнических культур и может дополняться маркерами региональных, конфессиональных, лингвистических и гражданских идентичностей. Иерархия и степень конфликтности этих «частичных идентичностей» ситуативны. А проявление того или иного элемента этноидентичности носит инструментальный характер. Так, один и тот же человек может определять себя как «шваб» - по диалекту, «поволжский немец» - по происхождению, «сибирский немец»/«сибиряк» - по месту настоящего жительства, «лютеранин» - по вероисповеданию, «россиянин» - по гражданству и т.д. Но при этом все эти элементы интерпретируются в этнической ипостаси. Актуализируется та или иная «частичная идентичность» в зависимости от ситуации выбора. При этом данные характеристики могут быть изменены в новом контексте.

Множественная этническая идентичность не имеет одного универсального признака, позволяющего причислить человека к той или иной этнокультурной группе. Роль и функции маркеров изменяются в зависимости от конкретно-исторических условий. Так, структура этнической идентичности российских немцев отличается подвижностью и конструируется несколькими этническими маркерами. Немецкий язык (и его диалекты) – важный этноконсолидирующий и этнодифференцирующий маркер, меняющий свою функциональность: он перемещается из сферы практического применения в область символической значимости. Изменение функций языка и снижение уровня языковой компетентности российских немцев обусловливают приоритетность других маркеров (общая историческая судьба, участие в национальных общественных организациях).

5. Выделены следующие типы множественной этнической идентичности:

а). «Тип мигранта» реализуется в качестве индивидуальной жизненной стратегии. Он предполагает максимально эффективную интеграцию в принимающее общество. При этом множественная этноидентичность воспринимается как временное состояние в процессе перехода из одной культуры в другую. Носители такого типа множественной идентичности в большинстве случаев стремятся избавиться от «старых» идентичностей и не осознают себя как единую этническую группу.

б). Позитивная маргинальная идентичность позволяет воспринимать множественную этноидентичность как дополнительный социальный ресурс и символический капитал, даруемые принадлежностью к двум культурам. При этом индивиды чувствуют себя «мостом» или «швом двух миров», ощущают себя вовлеченными в обе «материнские» культуры.

в). Негативная маргинальная идентичность связана с кризисом идентичности, обструкцией, конфликтом частичных идентичностей. Характеризуется непринятием ни в одной из культур, ощущением себя «оторванным от корней», «потерянным».

г). Синкретическая множественная идентичность предполагает осознание носителями особого статуса своей группы, культура которой воспринимается не в качестве простой суммы «материнских» культур, а как самостоятельный социальный опыт и ценность.

6. Расширение набора функций институциональных форм организации диаспорных групп приводит к активизации их деятельности и росту их значимости для категории россиян с множественной идентичностью. Наряду с традиционными функциями экономической поддержки, политической мобилизации, социальной адаптации и т.д. этнические организации реализуют функцию конструирования и поддержания множественной этнической идентичности. По мере ускорения ассимиляционных процессов и утери «родного» языка этнические объединения начинают выполнять компенсаторную функцию. Именно эти центры становятся основным полем для этнической самоидентификации и символической самопрезентации.

^ Практическая значимость заключается в том, что материалы представленного диссертационного исследования могут быть применены в рамках педагогической деятельности: в курсах этносоциологии, культурологии, социальной антропологии, этнографии.

Осмысление опыта российских немцев является крайне полезным для проведения сбалансированной национальной политики. Их вариант построения «множественной» идентичности может стать примером для других этнических групп.

Апробация результатов представленного исследования заключается в том, что тезисы по данной тематике были озвучены на форумах немецкой молодежи в России (2003, 2008, 2009, 2010), Летней социологической школе МГУ (2004), Летней гуманитарной школе Университета Галле (Галле-Виттенберг, 2004), Летних школах для аспирантов Центра изучения Германии и Европы (2008, 2009). По данной тематике были сделаны доклады на региональных, всероссийских и международных конференциях. Среди них: «Немцы новой России: проблемы и перспективы развития» (Москва, 2009), «Историко-культурное наследие и современная этнология» (Москва, 2010), «Религия и текст: от практики к теории» (Минск, 2011). В 2008-2010 гг. нами были проведены тренинги и семинары по проблематике этнической идентичности в ряде общественных организаций российских немцев.

Диссертация обсуждена на кафедре Социологии МГИМО (У) МИД РФ 23 июня 2010 г. (протокол №5) и рекомендована к защите.

По теме исследования опубликованы три статьи в ведущих научных журналах, определенных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации включает введение, три главы, заключение, библиографию и приложения.
^

II.ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновываются актуальность выбранной темы, дается характеристика степени ее разработанности, формулируются цели и задачи исследования. Кроме того, в данном разделе описываются теоретические и методологические основания изучения проблемы, указываются объект и предмет исследования, показывается научная новизна и практическая значимость работы.

^ Глава 1. «Проблема множественной этнической идентичности в современной социологии» состоит из трех параграфов. Глава посвящена анализу основных теоретических подходов к изучению этнической идентичности, а также методологии исследования этого феномена.

^ Параграф 1.1. «Социологическая интерпретация концепта «множественная этническая идентичность» посвящен определению понятия множественной этнической идентичности и анализу отличительных характеристик этого явления.

Под множественной этнической идентичностью автором подразумевается причисление себя индивидом и/или группой сразу к двум и более этнокультурам. Наиболее частым проявлением множественной этнической идентичности является полилингвизм. При этом люди с полноценной множественной идентичностью обладают высокой степенью компетентности в области «материнских» культур, что делает их естественными медиаторами.

^ Множественная этническая идентичность имеет следующие отличительные характеристики:

1. Релятивность. Множественная этническая идентичность не абсолютна, но относительна. В случаях наличия множественной идентичности индивид и/или группа обладают двумя и более этническими идентичностями одновременно. Вопрос заключается в определении степени, в которой индивид обладает этой идентичностью и компетентностью в той или иной этнокультуре.

2. Динамичность. Множественная этническая идентичность представляет собой активный процесс самоопределения индивидом или группой себя в социальном пространстве. Множественная идентичность не имеет одного универсального маркера, что делает ее крайне гибкой и адаптивной. В случае ослабления одного этноконсолидирующего или этнодифферецирующего признака функции поддержания границ и внутригрупповой солидарности могут быть перенесены на другие маркеры.

^ 3. Множественная этническая идентичность не является ситуацией с нулевой суммой. «Частичные» идентичности ни в коем случае не исключают друг друга, а воспринимаются как взаимодополняющие. При этом множественная идентичность может давать синергетический эффект, когда наложение культурных полей будет производить эффект больший, нежели простое суммирование. В случае российских немцев возникает не просто гибрид русской и немецкой культур, а особая самоценная групповая идентичность. Таким образом, множественная этническая идентичность выступает в качестве значимого культурного капитала.

^ 4. Множественная этническая идентичность носит ситуативный и инструментальный характер. Исходя из своего опыта человек в разных ситуациях проявляет разные элементы своей этноидентичности, при этом он руководствуется чаще всего практическими целями. Так в условиях этнических репрессий естественным является желание скрыть свою принадлежность к преследуемому этносу, дабы избежать санкций. Индивиды и группы, имеющие множественную этническую идентичность, могут переключаться с одной «частичной» идентичности на другую, руководствуясь мотивами выгодой, необходимостью или же другими причинами. Изменение социального контекста способно модифицировать и соотношение «частичных» идентичностей.

^ В параграфе 1.2. «Теоретико-методологические подходы к изучению множественной этнической идентичности» систематизируется и уточняется понятийно-категориальный аппарат диссертационного исследования и анализируются социологические подходы к исследованию природы этноса. Автор аргументировано показывает, что интенсификация процессов межкультурных взаимодействий приводит к гибридизации и маргинализации культур, в первую очередь на уровне внешних проявлений, но также и на уровне содержания ценностных систем.

Представлен критический обзор основных теоретических концепций гражданской, региональной и этнической идентичности. На эмпирических примерах демонстрируется тот факт, что индивид может обладать множеством идентичностей одновременно.

Последовательно анализируются исследовательские возможности и ограничения примордиализма, конструктивизма и инструментализма. Основаниями эссенционалистской методологии являются объективизм и позитивизм. В рамках этого подхода этнос – это группа людей, объединенная устойчивыми объективными признаками: общей историей, происхождением, языком, территорией проживания и т.д. Этническая идентичность рассматривается как врожденная характеристика человека, которая не может быть изменена носителем по своей воле и личному выбору. Остается неясным, сколько факторов необходимо для характеристики этноса: достаточно ли одного, например, языка или религии, или требуется весь набор признаков? Сколькими маркерами должен владеть индивид или группа, чтобы быть причисленными к той или иной этнокультуре? В рамках этого подхода именно исследователь в конечном итоге приписывает респондентам ту или иную идентичность. Данная методология не предполагает наличия у этнической идентичности ситуативной и релятивисткой природы, что позволяет сделать вывод об ограниченности возможностей применения примордиализма для изучения множественной этнической идентичности.

Инструментализм рассматривает этническую идентичность как средство достижения более комфортного состояния, способ преодоления отчуждения и как один из мощных ресурсов в политической мобилизации группы, помогающий этнической элите реализовать собственные интересы. Методологическим ограничением этого подхода является излишний прагматизм и рационализм, приписываемый респондентам. Инструментализм вносит значимый вклад в изучение механизмов этнической мобилизации. Но он только частично описывает природу множественной идентичности, что позволяет нам рассматривать это направление как один из вариантов конструктивизма.

Сторонники конструктивистского подхода полагают, что основным фактором, объединяющим людей в этническую группу, является их вера в ее существование и ощущение принадлежности к ней. Сами индивиды осознанно или бессознательно определяют свою этническую идентичность и, следовательно, могу менять ее в соответствие с социальным контекстом. В основу конструктивистской методологии положены принципы релятивности, ситуативности и инструментальности, что в наибольшей степени соответствует задачам исследования множественной этнической идентичности.

^ В параграфе 1.3. «Концепция эмпирического исследования групп с множественной этнической идентичностью» рассматриваются концепции и методологические приемы Чикагской социологической школы, которые в дальнейшем берутся за основу при выделении социальных типов, обладающих свойствами множественной этнической идентичности. Последовательно рассматриваются понятия маргинальной личности, маргинальной группы, маргинальной культуры. Вслед за Р. Парком и Э. Стоунквистом под маргинальностью мы понимаем пограничное положение индивида или группы между двумя или более культурами.

Характеризуются ключевые маркеры этнической идентичности. При этом каждый отдельный маркер исследуется на когнитивном, аффективном и поведенческом уровнях. Проводится операционализация основных понятий. Выделяются эмпирические индикаторы этнической идентичности (См. Схема 1.)

Схема 1.

Маркеры этнической идентичности
Личное самоопределение (индивидуальная идентичность)


^ Представление о группе (групповая идентичность)





^ Язык и система коммуникации


Этническая идентичность

Религия


История





Культура


^ Представления о Родине





Этнические организации



^ Эмиграционные настроения


Глава 2. «Особенности этнической идентичности российских немцев» состоит из пяти параграфов. В ней решается задача апробации авторской концепции исследования множественной этнической идентичности на примере немецкого меньшинства в Российской Федерации. Здесь же представлены результаты всероссийского опроса немецкого меньшинства в России по проблемам идентичности, языка, религии, истории, миграции и т.д.

^ В параграфе 2.1. «Типы самоидентификации немецкого меньшинства в Российской Федерации» на основе анализа интервью российских немцев производится оценка эвристического потенциала наследия социологов Чикагской школы. Эмпирические данные свидетельствуют о том, что в среде российских немцев распространены следующие идентификационные типы: а) немецкая (тип мигранта) – применима концепция чужака Д. Левайна; б) русская и немецкая одновременно (тип субэтнической общности) – эффективны теории Р. Парка и Э. Стоунквиста; в) российско-немецкая (самостоятельный этнос) – продуктивен подход М. Голдберга; г) русская, немецкая и российско-немецкая (случай возвращения российских немцев в Германию) – соответствует концептам «отчужденный свой» и «возвращающийся домой» А. Щюца. Результаты исследований говорят о том, что типы этнической идентичности российских немцев отличаются как по числу элементов, так и по степени их конфликтности.

Предложена типологизация наиболее распространенных вариантов этнической идентичности немцев в России (См. Схема 2).

Схема 2.

Типы этнической идентичности немцев в России


Идентичность российских немцев

Групповая Индивидуальная / «Тип мигранта»


Синкретическая / Самостоятельная Маргинальная


Позитивная Негативная/Конфликтная


Любой тип идентичности российских немцев не ставит под сомнение ее синкретический характер. Проблема заключается в том, каким образом ее будут трактовать и воспринимать, а также насколько остро будет ощущаться внутренняя противоречивость. От ответа на этот вопрос зависит самовосприятие российских немцев и непосредственные социальные практики представителей этой этнической группы.

^ В параграфе 2.2. «Характеристики этнической идентичности немцев в современной России» представлен анализ результатов анкетирования российских немцев по блоку вопросов, связанных с самовосприятием, личным самоопределение, представлениями о группе. Структура этнической идентичности немцев в России отличается подвижностью. Она существенно отличается в группах в зависимости от возраста, места жительства и степени урбанизации. Российские немцы в абсолютном большинстве считают своей Родиной Россию, что свидетельствует о ярко выраженной гражданской идентичности. Но при этом так же большинство полагает, что российские немцы должны сохранять свои традиции, язык и историческое наследие. Это является свидетельством выраженной этнической идентичности.

При проведении этносоциологического опроса выявлялись представления немцев об этноконсолидирующих и этнодифференцирующих признаках. Представляется очень важным понимание того, что объединяет российских немцев в единую этническую общность и что, по их мнению, отличает от других народов. Наиболее значимыми для немцев признаками оказались историческая судьба (70,3%) и общая культура (55%). На третьем по значимости месте находится немецкий язык (45,6%). Основной средой актуализации идентичности являются семья (53%) и Центры немецкой культуры (30%). Взаимоотношения немцев с другими народами России носят нормальный характер. Это позволяет говорить о позитивных тенденциях процессов формирования и развития этнического самосознания российских немцев.

^ Параграф «2.3. Языковые процессы и практики в среде российских немцев» посвящен анализу современной лингвистической ситуации у немцев России. Немецко-русское двуязычие является характерной чертой российских немцев. При этом немецкий язык выполняет функцию маркера этничности: даже плохо говорящие на нем респонденты называют его «родным», наделяют его символической значимостью. Корреляционный анализ позволил установить сильную зависимость между показателем «родной язык» и конфессиональной принадлежностью российских немцев. Более половины респондентов, заявивших о том, что для них родным является немецкий язык, одновременно декларировали свое лютеранское вероисповедание. А 42,4% тех, для кого в качестве родного языка выступает русский, отнесли себя к православным.

Аутентичные диалекты российских немцев вытесняются стандартным немецким языком. Молодежь учит язык в основном на языковых курсах и в учебных заведениях, а не от старшего поколения в семье. Выявляется устойчивое противоречие между тем, что российские немцы говорят об отношении к своему этническому языку, и реальной практикой его использования. Большинство представителей немецкого населения в России сегодня выражают позитивное отношение к немецкому языку. Родители выражают желание, чтобы их дети говорили на языке предков. В то же время языком, на котором родители говорят сегодня со своими детьми даже в моноэтничных семьях, за редким исключением, оказывается русский язык.

^ Параграф «2.4. История и культура как ключевые маркеры идентичности российских немцев» посвящен анализу представлений немцев России о своей исторической памяти и бытовой культуре. Установлено, что респонденты с большим уважением относятся к собственному прошлому, особенно к семейной истории. При этом прошлое воспринимается не как набор сухих фактов и дат, а как глубокий личностный опыт. Историческая память является ключевым маркером идентичности: события середины XX века (депортация, трудовая армия, спецпоселения), дополненные в 1990-е годы массовым исходом немцев из стран СНГ в Германию сформировали групповое самосознание российских немцев. Этот фактор объединяет все немецкое население России.

Поволжье сохраняет свою значимость и притягательность как «историческая колыбель» российских немцев, воспринимается ими как Родина и альтернатива выезду в ФРГ. Произошла мифологизация истории АССР НП и идеализация прошлого, что в целом характерно для психологии этнического самосознания. Этот феномен нашел свое отражение в фольклоре российских немцев.

Лютеранство продолжает оставаться лидирующей конфессией в среде российских немцев только за счет старшего поколения. В молодежной среде православных почти половина, а число лютеран снижается до 15,7%. Несомненно, это является результатом дисперсного проживания немцев, особенно в европейской части России, в городской среде. Собранные эмпирические данные свидетельствуют о том, что носителем традиционной этнической идентичности оказывается старшее поколение (50 лет и старше), принадлежащее к лютеранскому вероисповеданию, хорошо владеющее языком и знающее историю своей семьи и своего народа. Оно является «этническим ядром» и продолжает оказывать заметное влияние на другие возрастные группы.

^ Целью параграфа 2.5. «Миграционная ситуация в среде немцев России» является характеристика механизмов, потенциала и последствий репатриации немецкого меньшинства. Эмиграция играет роль одного из решающих факторов этнического развития российских немцев. Стремительный рост числа эмигрантов, достигнув своего пика к середине 1990-х гг., постепенно снизился и стабилизировался, но выезд немцев продолжается до настоящего времени. Следствием эмиграционного процесса стало кардинальное изменение всех сторон жизни немцев в России, и, прежде всего, резкое сокращение их численности. В 2002 г. по сравнению с 1989 г. произошло снижение абсолютной численности на 245 083 человека, или на 29,10%. Перемещение огромных масс населения, радикальное изменение этнической структуры бывших «немецких» населенных пунктов является фактором напряженности в отношениях не только между представителями различных национальностей, но и между самими немцами. Например, в немецких национальных районах Алтая и Омской области, которые лидировали по числу репатриантов, возникли проблемы ротации кадров, приватизации жилья, конкуренции разных групп за рабочие места и доступ к ресурсам.

Данные опроса свидетельствуют о том, что на текущий момент эмиграционный потенциал российских немцев практически исчерпан. Но возможность выезда в ФРГ продолжает влиять на их этническую идентичность. Прочные родственные и дружеские связи используются российскими немцами как дополнительный социальный ресурс.

^ Глава 3. «Институциональные формы проявления этнической идентичности российских немцев» состоит из трех параграфов и посвящена анализу методом case-study текущего положения в общественно-политическом движении немцев России.

^ В параграфе 3.1. «Позиция правительств ФРГ и РФ в отношении немецкой диаспоры в России» рассматривается система поддержки немецкого меньшинства государственными структурами двух стран. Анализируется социально-политический дискурс в обоих государствах вокруг российских немцев. Ключевыми «проблемными полями», определяющими вектор политики германского правительства в отношении российских немцев являются: а) программы помощи и поддержки Германией немецких меньшинств в мире; б) политика признания ответственности и искупления вины перед немцами Восточной Европы как жертвами Второй мировой войны; в) задача поддержки и популяризации немецкого языка; г) наследие идеологического противостояния со странами Восточного блока. Отношение российского правительства к российским немцам определяется следующими факторами: а) общие принципы национальной политики, б) взаимоотношения с ФРГ, в) «политика памяти» и отношение к преступлениям сталинского режима.

Проанализирована деятельность основных акторов, среди которых: МИД ФРГ, МВД ФРГ, Министерство регионального развития РФ, Германская служба академических обменов (DAAD), Гете-Институт, Общество по техническому сотрудничеству (GTZ/ГТЦ), Международный союз немецкой культуры и т.д. Представлена схема, отражающая систему взаимоотношений этих институтов.

Отталкиваясь от концепции Д. Левайна, рассматриваются особенности гражданской (российской) и этнической (немецкой) идентичности российских немцев в исторической ретроспективе19. Показано, что современное соотношение гражданской и этнической идентичности российских немцев определяется как историческим наследием, так и актуальной социально-политической ситуацией.

^ Параграф 3.2. «Основные акторы немецкого общественно-политического движения в начале XXI века» посвящен анализу структур самоорганизации немцев в России. В силу исторических причин семья не может в полной мере справиться с функцией формирования устойчивой этнической самоидентификации. В этих условиях самоорганизация выполняет компенсаторную функцию. Самоидентификация немецкого меньшинства в конце 1980-х годов послужила основой для возникновения мощного общественного движения и структур самоорганизации. Но после волны массовой репатриации естественный механизм передачи этнической идентичности в рамках семьи был сильно деформирован. В современных условиях уже сами структуры самоорганизации стали ключевым элементом процесса самоидентификации российских немцев.

Диссертант описывает сложившийся к 2011 году баланс сил в этнических организациях российских немцев, анализирует деятельность ключевых объединений российских немцев, таких как: Международный союз немецкой культуры (МСНК), Федеральная национально-культурная автономия «Российские немцы» (ФНКА РН), национальные немецкие районы Алтайского края и Омской области, Информационно-образовательный центр (БИЦ/BIZ), российско-немецкие дома и т.д. Характеризуются функции объединений российских немцев, среди которых: этническая консолидация, культурная деятельность, политическая мобилизация и т.д. Подчеркивается значимость таких организаций для превращения этнической идентичности в социальный ресурс и культурный капитал.

^ В заключительном параграфе 3.3. «Оценка эффективности деятельности этнокультурных центров российских немцев» анализируется практическая значимость деятельности структур самоорганизации для сохранения идентичности этой этнической группы. Респонденты отметили недостаточную информированность немецкого населения России о тех мерах поддержки, которые им доступны. Они высказали пожелание о продлении специальных программ помощи немецкому меньшинству, как со стороны Германии, так и со стороны России. Широкая сеть этнокультурных центров реализует целый ряд проектов по сохранению и возрождению культуры и языка российских немцев. Несмотря на ряд недостатков в их работе, их деятельность следует оценить как позитивную и успешную. Общественные организации выполняют крайне важные для немецкого, особенно сельского, населения функции. Они предоставляют широкий доступ к культурным ресурсам, дают возможность преодолеть негативные последствия бикультурности и сформировать позитивный тип множественной идентичности.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования в виде положений, выносимых на защиту.


^ Публикация в издании, рекомендованном ВАК Министерства науки и образования РФ:


  1. Курске В.С. Проблема идентичности маргинальных групп на примере российских немцев. // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2007. – №2. (0,35 п.л.)

  2. Курске В.С. Язык как фактор сохранения этнической идентичности российских немцев (по результатам всероссийского опроса) // Социологические исследования. – 2011. – № 3. (0,4 п.л.)

  3. Смирнова Т.Б., Курске В.С. Этническая идентичность российских немцев в начале XXI века // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2011. - №1. (общий объем 1 п.л., авт. 0,5 п.л.)

Другие публикации автора по теме диссертации:

  1. Курске В.С., Варламова И.Н. Языковые практики немцев села Подсосново Алтайского края (по материалам полевых исследований) // Диаспоры – 2010 - №2. (общий объем 1,5 п.л., авт. 0,75 п.л.)

  2. Курске В.С. Система этнической идентичности и типы этнической самоидентификации российских немцев – Сборник статей по результатам 12-ой научно-практической конференции «Немцы России: исторический опыт и современные проблемы самоорганизации» - М., 2008. (0,3 п.л.)

  3. Курске В.С. Система этнической идентичности российских немцев: положение, оценки, мнения экспертов. Сборник статей XV Всероссийские студенческие чтения: «XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки». - Тула, 2006. (0.1 п.л.)


Публикации в периодической печати и интернет-ресурсах:

  1. Курске В.С. Поволжье – живая история и символ российских немцев. – Московская Немецкая газета – 2003 - № 19. (0,1 п.л.)

  2. Курске В.С. Республика немцев Поволжья – кто «за»? - http://www.rusdeutsch.ru/?news=1904 Дата посещение - 20.05.2011 (0,1 п.л.)

  3. Курске В.С. Стратегии этнической идентичности русскоговорящих евреев и немцев в современной России. – cbjs.rggu.rubinary/356502_18.1288271207.88216.doc Дата посещение - 20.05.2011 (0,3 п.л.)

  4. Курске В.С.Российские немцы сами о себе. - http://www.rusdeutsch.ru/?news=1829&date_b=09.02.2010&z=1 Дата посещение - 20.05.2011. (01 п.л.)

  5. Kurske W. Das Dorf der Empörten – http://www.mdz-moskau.eu/index.php?date=1257270272&gid=15&newsid=7967 Дата посещение - 20.05.2011. (0,1 п.л.)

  6. Kurske W. Insel der Hoffnungen. - http://www.rusdeutsch.eu/?news=1319&date_b=28.09.2009&z=1 Дата посещение - 20.05.2011. (0,1 п.л.)

1 См.: Результаты переписи населения РФ 2002 года. – http://www.gks.ru/PEREPIS/t5.htm

2 См.: Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А.. Этносоциология. – М.: Аспект Пресс, 1999.

3 См.: Калхун, К. Национализм; пер. с англ. А. Смирнова. – М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006.

4 См.: Гумилев, Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – М.: ТОО «Мишель и Ко», 1993.

5 См.: Бромлей, Ю.В. Очерки теории этноса. - М.: Наука, 1983.

6 См.: Губогло, М.Н. Идентификация идентичности: этносоциологические очерки. - М.: Наука, 2003.

7 См.: Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в современном мире. - М.: Анкил, 2008.

8 См.: Заринов, И.Ю. Время искать общий язык (проблемы интеграции различных этнических теорий и концепций // Этнографическое обозрение. – 2000. - №2; Винер, Б.Е. Постмодернистский конструктивизм в российской этнологии // Журнал социологии и социальной антропологии. - 2005. - Т.8. - №3.

9 См.: Официальная страница Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев (МАИИКРН). – http://rusdeutsch.ru/?menu=13&level2=&z=1; Официальный сайт Германского исторического института в Москве. - http://www.dhi-moskau.org/index.html; Официальный сайт Института культуры и истории немцев в Северо-Восточной Европе. – http://www.ikgn.de/home.kontakt.htm; Dr. Peter Rosenberg. Die Publikationen. - http://www.kuwi.euv-frankfurt-o.de/de/lehrstuhl/sw/sw1/mitarbeiter/rosenberg/index.html#publ

10 См.: Дятлова В.А. Особенности развития и исследования синтаксиса текстов-воспоминаний (на материале диалектов немцев Сибири)// Немцы Сибири: история и культура: материалы VI Международной науч.-практ. конф. / отв. ред. Т.Б. Смирнова, Н.А. Томилов. – Омск: Издательский дом «Наука»; изд-во ОмГПУ, 2010.

11 См.: Официальный сайт Регионального диалектологического центра исследований языка немцев Сибири. - http://dialcenter.boxmail.biz/cgi-bin/guide.pl?id_razdel=164014&action=article

12 См.: Москалюк Л.И. Языковая компетенция младшего поколения российских немцев в немецких селах Алтайского края. - http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/208_biblio.pdf; Москалюк Л.И. Современное состояние островных немецких диалектов. – Барнаул, 2002.; Москалюк Л.И. Язык военного поколения советских немцев // Немцы СССР в годы Великой Отечественной войны и в первое послевоенное десятилетие (1941-1955). – М.: Готика, 2001.

13 См.: Барбашина Э.Р. Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы. - http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/173_biblio.pdf; Барбашина Э.Р. Об этническом будущем российских немцев: сохранение, трансформация, ассимиляция? - http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/204_biblio.pdf

14 См.: Смирнова Т.Б., Томилов Н.А. История, современное этническое развитие российских немцев и проблемы их изучения. - http://www.ic.omskreg.ru/cultsib/reg/sm_tom.htm; Смирнова Т.Б. Немецкое население Западной Сибири в конце XIX – начале XXI века: формирование и развитие диаспорной группы. Автореф. д. истор. н. – 07.00.07 «Этнография, этнология и антропология». - http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/1_.pdf; Смирнова Т.Б. Свадебные обряды немцев Сибири // Культура. - № 5, Октябрь, 2003.

15См.: Геллнер Э. Нации и национализм. - М.: Прогресс, 1991.; Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. – М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001.; Бромлей Ю.В. Этнос и география. - М.: Издательство «Мысль», 1972.; Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в современном мире. – М.: Анкил, 2008.; Тишков В. А. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. - М.: Наука, 2003.; Малахов В. Скромное обаяние расизма. – М.: Аспект-Пресс.; Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А.. Этносоциология. – М.: Аспект Пресс, 1999. ; Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. – М.: ИП РАН. Академический проект; Екатеринбург: Деловая Книга, 2000.

16 См.: Баньковская С.П. Чикагская школа в американской социологической теории: от кризисного сознания к стабилизационному // История теоретической социологии. Т.3 Под. ред. Ю.Н. Давыдова. М.: Изд-во «Канон +», 2002.; Park R.E. Human migration and the marginal man // Amerikan Journal of Sociology. – Chicago, 1928, Vol. 33, № 6.; Levine D., Carter E., Gorman M. Simmel’s influence on American sociology // Georg Simmel. Critical Assessments. / Ed. by D. Frisby. N.Y.: Routledge, 1994. Vol. 3.; Stonequist E.V. The Problem of the Marginal Man // The American Journal of Sociology. 1935. Vol. 41, No. 7.; Antonovsky A. Toward a Refinement of the «Marginal Man» Concept. Social Forces. 1956. Vol. 35, № 1.; Goldberg M.A. Qualification of the Marginal Theory. American Sociological Review. 1941. Vol. 6, № 1.

17 См.: Schutz A. The Homecomer // The American Journal of Sociology, Vol. 50, No 3. 1945, P. 369-376; Schutz A. The Stranger // Collected papers. Studies in social theory / Ed. by A. Brodersen. The Hague: Martinus Nijhoff, 1976.

18 См.: Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в современном мире. - М.: Анкил, 2008; Мнацаканян М. О. - Культуры. Этносы. Нации: Размышления об истоках и природе национальной общности: монография. - М.: МГИМО - Университет, 2005.; Маликова Н.Р. Этносоциальные стратегии адаптации иммигрантов-азербайджанцев в столичном мегаполисе./ Этносоциология и этносоциологи. Исследования, поиски, воспоминания. – М.: Старый сад, 2008.; Ким Г.Н. Об истории принудительно-добровольного забвения родного языка корейцами Казахстана// Диаспоры. – 2003. - №1.; Нацуко О. Корейцы в современном Казахстане: стратегия выживания в роли этнического меньшинства// Дисапоры. – 2001. - №2.; Давыдова О.Э. Репатрианты у ворот Финляндии – в поисках «правильной» идентичности// Диаспоры. – 2003. - №3.; Иванова Ю.В. Греки в России – не случайные гости (историко-этнографический очерк)// Диаспоры. – 2002. - №1.; Аствацатурова М.А. Виртуозы диаспорный жизни Ставропольского края Диаспоры. – 2002. - №1.; Новицка Е. Многоликость польской идентичности (поляки за восточной границей)// Диаспоры. – 2005. - №4.; Скреминская Л.Р. Польская диаспора в Киргизии: взгляд сквозь годы// Диаспоры. – 2005. - №4.; Поль М. «Неужели эти земли нашей могилой станут?» Чеченцы и ингуши в Казахстане (1944-1957 гг.)// Диаспоры. – 2002. - №2.; Бредникова О.Е., Панченков О.В. Азербайджанские торговцы в Петербурге: между воображаемыми сообществами» и «первичными группами»// Диаспоры. – 2001. - №1.; Пригожина С.В. Литература франкоязычных магрибцев о драме североафриканской диаспоры// Диаспоры. – 2005. - №4.; Ясна Ч. Ж. Адаптация этнически родственных мигрантов на новой родине (греки, немцы, французы, хорваты)// Диаспоры. – 2006. - №3.; Гительман Ц., Червяков В.В., Шапиро В.Д. Национальное самосознание российские евреев// Диаспоры. – 2001. - №1.; Мелконян Э. Диаспора в системе этнических меньшинств (на примере армянского рассеяния)// Диаспоры. – 2000. - №1-2.

19 См.: Баньковская С.П. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальности// Отечественные записки. – 2002. - №6.





Похожие:

Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconЭтническая идентичность: между психологией и идеологией. Опубликовано в
Опубликовано в: Этническая идентичность: между психологией и идеологией // Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconИсламская идентичность в российских регионах: на примере Пермского края
Пермский филиал по изучению политических институтов и процессов Института философии и права Уро ран
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconНазвание работы
«Национальные традиции немцев Алтайского края (на примере немцев села Колывань)»
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) icon§ Национальные особенности немцев
...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconГражданская идентичность современной молодежи: социокультурный анализ (на примере республики адыгея) 22. 00. 06 социология культуры
Защита состоится 1 декабря 2010 года в 16 часов на заседании диссертационного совета д 212. 001. 05 при Адыгейском государственном...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconО. В. Европейская vs общегражданская идентичность: противостояние существует? научная статья
Целью данной статьи является поиск ответа на вопрос, что подразумевается в современных исследованиях под понятием «европейская идентичность»,...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconЗаключение по результатам проведенного психодиагностического исследования Педагог-психолог Сроки проведения исследования Объект исследования
Внешний вид и поведение в ситуации обследования
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconВакцинация против гриппа краеугольный камень. За или против?
Были использованы эмпирические (социологический опрос, анкетирование, изучение медицинских карт) и теоретические методы (выдвижение...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconУсловия успешного осуществления проектного обучения
Обучение учащихся умениям исследовательской деятельности; раскрытие сути исследования как формы познания (проблема, цель, гипотеза,...
Множественная этническая идентичность: теоретические подходы и методология исследования (на примере российских немцев) iconЯ и моидрузь я задачи: На примере прочитанных рассказ
На примере прочитанных рассказов, стихов составить у учащихся понятие о настоящей бескорыстной дружбе
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib5.podelise.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов