Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) icon

Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили)



НазваниеСпокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили)
Дата конвертации04.07.2013
Размер167.26 Kb.
ТипДокументы
источник



Литературный перевод

ли

спокойной ночи

(стихи Лелы Кодалашвили)


Почему я не смогла выбраться отсюда...

Почему не закончилась эта суета -

отсюда там и оттуда сюда.

Каждый ночь я бросаю свое тело и шепчу:

эй, где вы, мои сны,

возьмите мое тело, мой разум и мое сердце...

Доверяю их вам, но утром должны вернуть целую и невредимую.

Не оставляйте себе,

не давайте тем,

кто потом заставит меня остаться там.

Потому, что знаю -

меня на половину разделят – душу себе оставят, а тело бросят в явь.

То, что там естественность, здесь называют судьбой,

никак не могу перевести иероглиф тех снов.

Даже голос не могу достучать себе отсюда там.

Какая жизнь более длинная -

сонная, или явная...

Это сон развлекается явью,

или яви нужен сон, как единственный, настоящий свидетель.

кто собирает те истории,

и какая из них действительность,

какую биографию рассказать во время представления...

Живу во сне,

тут же бессовестно изменяю явь и

оставляю сердце, которое испытывало эту жизнь.

И эта измена помогает, чтоб в яви быть более верным,

просто верным,

не знаю чего.

А роль переписанных снов здесь исполняю.

Или я просто артерия -

от иной жизни - сюда,

приношу и убираю кровь и сплетни,

но все равно нечего не могу делать.

А сни обратных дорог тоже перевербуют,

когда заставят каждый день бросить под ногами,

вот тогда и заставят мне,

сказать свою единственную тайну -

как проиграла перед моими снами мой же явь...

Тогда последний раз скажу себе – спокойный ночи,

и ветку – торчавщую из моих снов,

как на эхо моей жизни,

глазами провожу...


ძილი ნებისა

რით ვეღარ გამოვაღწიე,

რით ვერ დასრულდა ეს ფაციფუცი –

აქ ყოფნიდან იქ ყოფნაში,

ყოველ ღამით რომ მივუგდებ ხოლმე სხეულს და ვამბობ –

აჰათ, თქვენ, სიზმრებო,

ჩემი ტანი, ჩემი გონება და ჩემი გული.

გაბარებთ და დილით ისევ უვნებელი დამიბრუნეთ,

ვინც მერე იქ დარჩენას მომთხოვს აქ დაბრუნების სანაცვლოდ.

რადგანაც ვიცი,

შუაზე გამყოფენ - სულს იქ დატოვებენ, სხეულს კი ცხადში გადმოისვრიან.

რაც იქაური სინამდვილეა, იმას აქ თურმე ბედი ჰქვია.

აქეთ ვერაფრით ვერ გადმომაქვს იმ სიზმრების იეროგლიფი.

აქაურ ხმასაც ვერ ვაწვდენ ხოლმე ჩემს იქითა თავს.

რომელი ცხოვრება უფრო გრძელია,

სიზმრის თუ ცხადის.

ეს სიზმარი ერთობა ცხადით,

თუ ცხადს სჭირდება სიზმარი, როგორც ერთადერთი ნამდვილი მოწმე.

იქაურ ამბებს ვინ აკოწიწებს,

და რომელია სინამდვილე,

რომელი ერთი ბიოგრაფია მოვყვე-მეთქი წარდგომისას.

სიზმარში ვცხოვრობ,

იქვე ურცხვად ვღალატობ ცხადს და

ამცხოვრებაგამოცდილ გულსაც იქვე ვტოვებ.

და ეს ღალატი ცხადში უფრო ერთგულს მხდის, უფრო.

უბრალოდ ერთგულს,

არ ვიცი, რისი...

გადმოწერილი სიზმრების როლს კი აქ ვასრულებ.

ან უბრალოდ არტერია ვარ საიქიოდან სააქაოში,

გამაქვს და გამომაქვს სისხლი და ჭორი, მაგრამ მაინც ვერაფერს ვხდები.

და როცა უკან დასაბრუნებელ გზებსაც სიზმრები გადაიბირებენ,

თითოეულ დღეს ფეხებთან მიმაყრევინებენ,

და გამაცემინებენ ჩემს ერთადერთ საიდუმლოს –

როგორ წავაგე ჩემ სიზმრებთან ჩემივე ცხადი,

მაშინ ბოლოჯერ ვეტყვი ჩემ თავს – ძილი ნებისა.

და სიზმრებიდან გადმოყოფილ ტოტს,

როგორც ჩემი სიცოცხლის ექოს,

თვალს გავაყოლებ...


^ Баллада обо мне


Меня назвали какое-то имя

и на нем построили мифы про человечества.

Потом меня опубликовали как бестселера в многолюдном городе.

Некоторые долго читали,

потом опять снова...

А некоторые просто взгляд бросали,

некоторым надо было тренировка в чтение.

Некоторые вырвали листья,

а меня оставили без них.

И то, что осталось,

так потерял цвет,

на каких-то местах появились пятна,

что невозможно стало там что-нибудь прочесть.

Кто-то дал меня женщине, которая продает семечки.

но ей я не понравилась,

потому, что уже была поврежденная.

А кто-то бросил и забыл.

И потом, потом,

меня, как бумагу,

то на пламя от зажигалки,

то на костре

спокойно и небрежно

жгли и превращали в пепел.

Иногда смывали в туалетах

и в канализационных трубах.

Иногда смывали потоком воды,

чтоб я исчезла без следа.

Иногда бросали в речках а иногда просто, сыпали в лужах.

Некоторые знали, а некоторые не знали причину этого.

Собирать листки – эта древняя утопия,

которая тлеет от времени, стареет, высыхает...

И шанс того,

что историю от этого старого мифа

кто-нибудь когда-нибудь прочтет,

как бы это не казалось странным,

как-раз тогда,

тогда вернулся.


ბალადა ჩემს სახელზე

მე დამარქვეს.
და სახელზე ააგეს მითი ადამიანის შესახებ.
მერე გამოვქვეყნდი, როგორც ბესტსელერი ხალხმრავალ ქალაქში.
ზოგი დიდხანს მკითხულობდა,
მერე კვლავ მიბრუნდებოდა.
ზოგი კი უბრალოდ, თვალს მავლებდა,
ზოგს გამართულ კითხვაში სავარჯიშოდ ვჭირდებოდი – ასეც ხდებოდა.
ზოგმა რაღაც ფურცლებიც კი ამოხია – სამუდამოდ თავისთვის დაიტოვა.
მე კი დამტოვა უიმფურცლებო.
და რაც დამრჩა,
ზოგან გაიცრიცა,
ზოგან დალაქავდა
და იქ რაიმეს წაკითხვა
თანდათანობით შეუძლებელი გახდა.
ზოგმა მზესუმზირის გამყიდველს მიმცა,
რომელმაც დამიწუნა.

ზოგმა  მიმაგდო და დამივიწყა...
და  მერე, მერე,
როგორც ქაღალდებს,
ხან სანთებელის სუსტ, ნაზ ალზე,
ხან ჭიაკოკონის ტკაცუნა ცეცხლში
და ხან ხანძარში
მშვიდად და დაუდევრად
მწვავდნენ და მნაცრავდნენ,
მწვავდნენ და მნაცრავდნენ –
ხანდახან მრეცხდნენ ტუალეტები
და კანალიზაციის მილებს მატანდნენ,
ხანდახან წყლის ჭავლს მომიშვერდნენ,
რომ უკვალოდ გავმქრალიყავი,

ხან მდინარეებში მისროდნენ და ხან კი უბრალოდ, გუბეში მაფრქვევდნენ.
ზოგმა იცოდა, ზოგმა კი არა ამის მიზეზი.
ფურცელ-ფურცელ შეკოწიწება კი -
დიდი ხნის წინ დაწყებული უტოპია
დრომ მინავლა,
გამოფიტა ...
და შანსი იმის,
რომ ოდესმე იმ ძველი მითის
ამბავს ვინმეს წავაკითხებდი,
რა უცნაურიც არ უნდა იყოს,
სწორედ მაშინ,
მაშინ დაბრუნდა


2008г.


Малая проза

Ночь в Поти


Свет по всему городу выключили. Темноту в комноте чуть-чуть освещает луна. На половину обнаженная лежу в постеле. Уставшая и переутомленная хочю только одно – поскорее уснуть. Вместе со мной в кровате лежит Гулисо (так зовут хазяйку). Вдруг она от меня поворачивается и пересовывает руку во вторую кровать, которая стоит рядом с нашей. В ней вместе с восьмилетным сыном Гулисо, лежит закутаный в адиале Гоча. Гулисо шарит руками, еще больше старается подвинутся к той пастели.. Слышу странные звуки. Целуются. - сразу дагадываюсь и от страха мое сердцебияние ускоряется. Проходит буквально две минуты и Гоча взгромозждается на Гулисо. Мое одиало сейчас их накрывает. Они очень тихо шепчут по менгрелски. Моя кровать начинает медленно качатся. Я уже все поняла и все больше стараюсь сьежится в углу. У Гулисо бонально красивое круглое лицо, она толстенкая, ей, наверное, лет сорок два – сорок четыре. Ее пушыстые, белые бедра периодично косаются меня. От толчка до толчка успеваю продумать, что сейчас происходит. Глубоко верю, что после Гулисо настанет моя очередь. Это только начала того ужаса, что меня ожидает. Именно поэтому выключили свет и остановился поезд. Именно поэтому пришел большой снег и закрылась дорога от Поти до Батуми. Только поэтому, чтоб сейчас вот этот мальчик напал на мое дрожащее тело и изнасиловал.

Я первый раз одна без взрослых. Родители решили, что раз мне восемнадцать, имею право, провести зимные каникулы с подругами, которые с утра меня ждут в Батуми. Сейчас уже вечер, а я безнадежно брожу на Потском вокзале. Кассырша спокойным голосом отвечает одно и тоже – большой снег, исключено сегодня!

Два парня, которые не отрывали с меня глаз, подходят ко мне. Один высокий, симпатичный, Гоча мне дает мой студбилет и кашелек. Ошеломленная смотрю на свою фотографию и не верю глазам. Второй, Бадрий, обьясняет, что здесь полно маленьких хулиганов и надо быть осторожнее. Хорошо, что они увидели грабителя и забрали у него мои вещи. Гоча говорит, что сегодня у меня нету шанса, попасть в Батуми и я должна переночевать здесь. На парней смотрю подозрительно. Может быть именно они украли деньги и студбилет, чтоб потом вернуть и добыть мое доверие... стараюсь, не развивать эту мысль. Гоча обьясняет, что здесь только две гостинницы, одна полна гостями олимпияды, а в другой ночуют только пьяные шоферы. Сами они учятся в мореходке и живут в обшежитье, потащить меня туда – это еще хуже. Их забота еще больше трогательно на меня дейвствует и порицаю себя за свои подозрении. Получаеться, что или я должна ночевать здесь, в морозе и в снегу, или, как в старых грузинских фильмах, должна постучать в дверь кому-небудь - эй, хозяин, можно, я у вас переночую... Гоча говорит, что здесь, близко, живет его знакомая с маленьким сыном. Он отвезет меня к ней ночевать. Опять грызет меня подозрение, что нету никакой женщины, что этот Гоча, хочет меня обмануть, как раз он осматривает меня похабно, но когда представляю ночь на этом брошенном вокзале, рискую и соглашаюсь.

Ночю, когда все предметы мертвы, когда темнота как-то поглощает движения, звук и всякое живое, еще более разрушительную силу получает шум в моей пастеле. Так-же страшно шумит открытый кран в ванной, видно, вода прекращается – как будто кто-то громко вытирает огромный нос, кашляет, как злой старик, чихает, потом отхаркивает и выплевывает. Мне кажется, этот старик тоже ждет Гочу, когда он нападет на меня, а он будет любоваться зрелищем. Пыхтение потехоничку прибавляется, даже слышны отдельные слова. Стараюсь вспомнить какой-нибудь порнографический фильм, о котором слышала от одноклассников, стараюсь вспомнить эротическое преключение, которого сама сочиняла иногда, стараюсь, увидеть в этом движение что-то такое, о чем мечтают другие, но, как будто, все изчезло и остался только страх, страх того, что на меня вот-вот нападут и раздавят, как эту жырную, беленькую женщину раздавляет этот мальчик. Вспоминаю фильмы, где насилуют грузинских женщин а они прыгают со скал, или пьют отраву. Всегда считала, что это перебор, но сейчас я поняла – они бежали от насилия. Насилие то, чего не можешь принять и считаешь, что тебе луше умереть, чем ошутить все это на себе. И я с надеждой смотрю на дверь балкона, стораясь выяснить, открыта ли она. В этот момент для меня главное, убежать от насилия, думаю, что хуже этого ничего не может случится. Вдруг становится шумно и все вокруг двигается быстро. Слова, удушье, стон – все перемешывается, как будто весь дом вместе с нами дрожит и я на несколько секунд успокаеваюсь – вспоминаю литературу про сексуальные темы, и инстиктивно тоже чувствую, что в такие минуты никто не помнит обо мне. Это момент, когда я защищена. Гоча скоро останавливается и падает на мою сторону. Его потная спина на секунду прекасается к моей щеке. Я уже не могу претваряться спящей и вся моя дрожь, страх, шок выходит из меня, истерично вытираю мокрую щеку и спрашиваю – что здесь происходит... В атвет Гулисо громко заливается смехом. Этот смех не от неудобства, эта насмешка. Так над маленькими детьми издеваются взрослые, когда они от их пикантного рассказа делают наивные выводы. Это смех злорадсто, когда счастливые женщины злорадствуют над несчастными, когда дама с мужоком издевается над дамой без мужика. И у меня в голове мелкнет cтранная мысль – что этот мальчик, которому я настолько понравилась, что весь день не отрывал с меня глаз, сейчас лежит с этой женщиной , а меня забыл, как будто, меня здесь нет. И в моем огромном костре страха мигает маленькая ярость, что когда выбирают даже для изнасилования, это значит, что признали как женщину. Вдруг прихожу в себя и у меня появляется чувство рвоты, когда думаю, что я могла было оказатся на ее месте. Но все-таки во мне кричит маленькая женская часть, что от меня, как от женщины, отказались.

Уже уставшая от смеха Гулисо говорит сыну – перейди к ней, она все ровно не спит. Ошеломленная обнаруживаю, что ребенок тоже не спал. Он подчиняется маме и через секунду он уменя в обьятиях. Мальчик моя еденственная надежда, что вместе с ним меня никто не тронет. А Гулисо и Гоча в освобожденной кровате, уже открыто, все начинают сначало. Мальчик все еще больше и больше приклеивается ко мне. Думаю, что он тоже напуган. Думаю, что вес мир боится Гочи. Я еще сильнее прижимаю его к себе, думая, что он тоже напуган, и как будто утишаю. Но потехонечку начинаю понимать, что он вовсе не напуган, он возбужден. Утром выясняется, что мальчику часто приходится провести белые ночи, когда его мать с каким-то парнем ночует. И сейчас, ето преждевременная половая зрелость несознательно тянет его к моему телу, без адреса гладит маленькими ручками на мою спину, мое плечо... и я, напуганная со всех сторон, с отврощением удаляю эту мою последную надежду и опять прячусь в углу кровати. За это время хорошо изучаю содержание сексуального акта и прислушиваясь к соседней кровати, заключаю, что до рассвета пара удачно закончила восьмой акт. Я не знаю, это мало или много, не знаю, можно или нет, ожидать нападение от Гочи, но скоро слышу спокойное сопение Гулисо и легкий храп Гочи. Это меня утишает и засыпаю.

Тлеет ночь, которая, несмотря на то, что казалась злой, все же верно ухаживала. Гулисо сегодня уже тепло ко мне относится. Eе вчерашное игнорирование тоже ясно – ревность. Она красивее меня, легкодостигаемая, но у меня другая привелегия – я молода. Смотрит злорадностью для того, чтоб демонстрировать, что она наступила на эту привилегию... Она садится передо мной. Ее шырокие ляжки мягко, пушысто накрывают кухонный блестяший табурет. Смотрит как кошечка, которая вот-вот слопала большой кусок мясо и только потом решила развлечся, поиграть, заинтересоватся, что еще на свете такое, что стоит ее вмнимания. Чувствую, каким удовольствием наполнено ее каждое движение, голос, даже черты лица. Света опять нет и Бадри приносит чайник, который вскипитил на керасинке. Гоча наливает кипяток мне в чашку и подоет. Я смотрю на него и как-то машинально произношу – дегенерат! Гоча чашку ставит на стол и с пришуреными глазами, хитро наблюдает, старается догодатся, я правда злюсь, или играю роль оскорбленной девченки. Бадри мне улыбается. Я думаю, что переборщила, надо сказать спасибо, что взяли собой и не оставили на улице, и главное – не трогали меня. Почему они обьязаны поступать прилично... Я же для них некто. И во мне возобнавляеться давним давно начавшаеся война, - что такое доброта... то, что мне не сделали ничего плохого?.. тогда почему меня оскорбляет то, что произашло ночью.. Гнев, отврощение, злость – все вместе кипит во мне. Сейчас уже борьба с другой эмоцией – слезы. Смогу ли повернуть их обратно, чтоб они не увидели, какая я слабая, что я дала им оскорблять меня, что дала им победить и не смогла придумать выход. ,,видешь, она не дала мне поспать, ах, как ростет ребенка...» - вдруг произносит Гоча с достоинством. Бадри все время смотрит в мою сторону. У меня такое ощущение, что он оценивает все правильно. Нагибается и шепчит мне в ухо: ,,Ты меня прости, хорошо...?» Стараюсь, улыбнутся ему. Потом смотрю на ребенка, который спокойно пьет чай. Думаю, что реальность более талантливый фантаст, чем любой из нас и как раз он ставит нас перед удивительными событиями.

Дорога открылась. Я уже в батумском автобусе и думаю о моем первом преключении, как про добычу, как о таинственном придмете, который случайно нашла. Чувствую, что пройдет время, пока все разбиру и определю хорошое и плохое.

И начинаю понимать, Гоча, Гулисо, Бадри, снег, ожидающие друзья тут не причем. Потому, что беспощадность и велокодушие, чистота и грязь одновременно трогают нас, главное, какую из них оставим себе, приклеим к своему.

Остается только то, что поймет и освоит наше тело.


2010 г.




Похожие:

Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconЦель: узнать как можно больше о вулканах и познакомить одноклассников с результатом своей работы Задачи
«Спокойной ночи, малыши!» была посвящена вулканам. Хрюша и Степашка вместе с ведущим, рассказали немного о вулканах и показали, как...
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconСтихи Анны Григорьевны о любви, о жизни и Родине. А ещё она поделилась своими впечатлениями от встречи с Зюгановым, который в этот день побывал в нашей школе. Её рассказ
А мне понравились стихи о нашей школе и нашем бывшем директоре Н. Н. Беккере. Стихи очень интересные
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconЯ. Аким. Стихи. А. Барто. Знаю, что надо придумать (стихи). Г. Граубин
М. Коршунов. Петька и его, Петькина жизнь (рассказы). Дом в Черёмушках (повесть)
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconСтихи, посвященные Великой Победе, героям. Стихи о Великой Отечественной войне

Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconДокументы
1. /стихи о математике/Стихи о математике- 1.docx
2. /стихи...

Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) icon«Семья глазами ребёнка»
Опрос проводится индивидуально с каждым ребёнком в группе в спокойной и доброжелательной обстановке
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconСтихи Глеба Негина с конца 1990-х и по сию пору
В книге собраны стихи Глеба Негина (Васильева Глеба), сочинённые им за последнее десятилетие
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconМои стихи мои стихи линь о любви. Но почему сама не знаю. Наверно, просто от тоски. Но я всегда в них расцветаю! Каждый мой стих переживанья, Которые нельзя забыть: Надежды, встречи и прощанья, Что не могу в себе таить.

Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconКак учить стихи с ребенком?
Почему? Чаще всего, потому что стихотворение он учит неправильно. Мы же хотим рассказать вам, как правильно учить с ребенком стихи,...
Спокойной ночи (стихи Лелы Кодалашвили) iconКак учить стихи с ребенком? Способы заучивания стихотворений (практические советы)
Почему? Чаще всего, потому что стихотворение он учит неправильно. Мы же хотим рассказать вам, как правильно учить с ребенком стихи,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib5.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы